Интервью Билла О’Хэнлона с Фрэнсин Шапиро

October 31, 2016

Интервью Билла О’Хэнлона с Фрэнсин Шапиро

Вестник фонда Милтона Эриксона, 2014

 

 

     

      Фрэнсин Шапиро, доктор наук, является создателем и разработчиком EMDR (Eye Movement Desensitization and Reprocessing - десенсибилизация и переработка с помощью движений глаз), метода психотерапии, эффективность которого в излечении последствий психологических травм официально признана широким кругом организаций, в том числе Американской психиатрической ассоциацией и Всемирной организацией здравоохранения. 

Она является старшим научным сотрудником научно-исследовательского института в Пало-Альто, директором института EMDR и основателем некоммерческой EMDR программы гуманитарной помощи HAP – Human Assistant Programme, которая обеспечивает на безвозмездной основе обучение и лечение социально-незащищенных групп населения во всем мире. Сегодня HAP - это международная неправительственная организация, имеющая специальный статус в ООН. 

Доктор Шапиро является номинантом Международной премии Зигмунда Фрейда в области психотерапии, учреждённой городом Вена совместно со Всемирным советом психотерапии и Американской психологической ассоциацией, отделением психологической травмы, за выдающийся вклад в практику работы с травмой и в исследования травматического стресса. 

Она является автором нескольких книг по практическому применению EMDR. 

 

      Билл О’Хэнлон, кандидат наук, психотерапевт, автор более 30 книг и спикер. Он является сооснователем Ориентированной на решение терапии. Ученик Милтона Эриксона.

 

 

Билл О'Хэнлон: У Вас были проблемы со здоровьем, и это побудило Вас стать психологом. Это правда?

 

Фрэнсин Шапиро: Мне было около 30 лет. Я заканчивала докторскую по английской литературе, а потом я заболела раком. В то время вышла работа Норман Казинс о влиянии стресса на иммунную систему. Я увидела в этом смысл. Принципы казались верными, но не было широко доступных технологий, способных помочь. Я помню, как думала: «если мы отправляем людей на Луну, почему мы не можем справиться с нашими умами и телами?» 

Поэтому я оставил аспирантуру и поехала в Калифорнию искать ответы. 

Я посещала семинары по работе с телом и прикладной кинезиологии, гипнозу и медитации. Кучу всяких вещей. Тогда я решила разобраться лучше в том, как обстояли дела в области психологии и поступила на докторскую программу. У меня не было намерения стать психологом. Я просто хотела познакомиться с её основными принципами. Моей целью было выяснить, что работает и донести это до широкой общественности. 

Однажды я гуляла в парке и заметила эффект движения глаз на себе. Я, не глядя ни на что, просто гуляя, заметила, что тревожные мысли тускнеют. Когда я пыталась вернуть эти мысли обратно, они не имели больше такой интенсивности. И, поскольку в течение последних семи лет, я использовала своё тело и разум в качестве исследовательской лаборатории, с этого момента я начала обращать пристальное внимание на происходящее. Я заметила, что когда приходила тревожная мысль, мои глаза начинали двигаться быстро и определенным образом, через какое-то время мысли менялись. Когда же я их вспоминала вновь, то они не беспокоили меня больше. Тогда я заинтересовалась, возможно ли добиться этого эффекта целенаправленно. И тогда я вспомнила ситуацию, которая меня сильно беспокоила, стала двигать глазами, и получила те же самые результаты. 

Когда я убедилась, что я могу делать это для себя, я захотела увидеть, может ли это работать с кем-то еще. Я начала преследовать всех, кто попадался на моем пути - людей в институте, просто знакомых, и всем задавала один и тот же вопрос: «есть ли у тебя что-то, что тебя беспокоит и от чего ты хотел бы избавиться?» Не удивительно, что все говорили «да». Я показывала им, как двигать глазами, просила, чтобы они обращались к своим беспокоящим мыслям и двигали глазами, но поняла, что большинство людей не могут делать это самостоятельно. Поэтому я стала предлагать: «следите глазами за моими пальцами». Я начала сопровождать их движения глаз движением своих пальцев и обнаружила, что движения глаз начали снижать тревожность, но процесс этот часто останавливался. Так я начала разрабатывать протоколы, чтобы сделать этот процесс более эффективным. 

 

БХ: Изначально Вы назвали этот метод EMD, а после того, как Вы разработали протокол, то добавили еще один элемент. Почему R? 

 

ФШ: Потому что, во-первых, имея отправной точкой поведенческую терапию, я действовала исходя из терминов снижения тревожности. Я думала, что то, что я делаю, эквивалентно систематичесной десенсибилизации, при которой используется собственный механизм работы мозга. Казалось, что все это может быть связано с REM фазой сна, во время которой происходят быстрые саккадные движения глаз. 

В процессе этих движений часто происходит спонтанное возвращение в прошлые события. Я пришла к выводу, что проще и эффективнее будет начинать с прошлого. Если удается все вычистить в прошлом, как правило, настоящее не беспокоит больше. 

 

БХ: Таким образом, все это выявило новые идеи и инструменты, о которых Вы не говорили раньше?

 

ФШ: Это точно. Поэтому я добавила R - репроцессинг или переработка, примерно в 1990 году для того, чтобы продемонстрировать, что то, что я делаю, больше, чем просто десенсибилизация при помощи движений глаз. Сейчас я бы назвала этот метод «терапия переработки». 

Я проверяла весь этот механизм через рандомизированные исследования, и когда он был опубликован в 1989 году, он назывался EMD, десенсибилизация движением глаз, фокусирующемся на снижении тревожности. 

Но, поскольку я продолжала изучение этого механизма, я заметила, что если позволяешь процессу продолжаться, начинают возникать новые ассоциации. Эмоции меняются драматически, от тревоги и печали до радости. И, когда позволяешь этому процессу ассоциаций развиваться, происходят изменения как эмоциональные, так и когнитивные. 

 

БХ: Когда Вы говорите «когнитивный», просто уточню: внутренний диалог, убеждения...? 

 

ФШ: Да. Неизбежно меняются убеждения людей. 

 

БХ: То есть те убеждения, которые раньше были присущи человеку, меняются на новые, более позитивные, содержащие меньше осуждения, меньше страха? 

 

ФШ: Да. Если я позволяю ассоциациям двигаться, люди меняют представление о себе, чего бы это ни касалось. И речь идёт не просто о снижении беспокойства. Это и чувства вины, стыда. Все негативные чувства сменяются здоровыми эмоциями. Все, что я видела, было спонтанным и одновременным изменением эмоций, убеждений и соматических реакций. Я также обнаружила, что если я начинаю работу с событий недавних, это не всегда эффективно. Но, чтобы было ясно, EMDR сейчас - это восьмифазовая психотерапия с широким спектром применения. 

 

БХ: Сейчас я вижу как развиваются две темы: одна - практическая и экспериментальная, а другая - «давайте посмотрим на доказательства». Почему Вы делаете такой акцент на научных исследованиях? 

 

ФШ: Чтобы иметь возможность облегчить страдания, необходимо строго оценивать то, что вы делаете. В первом исследовании результаты могли быть подвергнуты сомнению из-за особенностей меня как терапевта. Повторные исследования необходимы, чтобы доказать, что метод работает. Я пытаюсь заинтересовать различные организации, способных принять участие в научных исследованиях, тем, что предлагаю множество дополнительных услуг. Мы предлагаем проведение бесплатных тренингов. Мы продолжаем делать это по сей день. К сожалению, некоторые ранние исследования были проведены недостаточно правильно, так что требуется много дополнительных исследований, чтобы убедить людей, что метод действительно работает. На данный момент насчитывается около 24 рандомизированных исследований воздействия EMDR терапии с привлечением большого количества жертв психологических травм. ВОЗ сегодня признает только два проверенных подхода для лечения ПТСР у детей, подростков и взрослых: травма-ориентированная КБТ и EMDR. И произошло это именно благодаря этим научный исследованиям. 

 

БХ: Где можно ознакомиться с результатами этих исследований?

 

ФШ: Сайт EMDR http://www.emdrhap.org/content/what-is-emdr/research-findings/   

 

БХ: Поскольку я Вас давно знаю и слежу за Вашей работой, для меня удивительно, что люди обесценивают Вашу работу и нападают не только на Ваши достижения, но иногда и на Вас лично. Давайте поговорим о некоторых таких нападках и о том, как Вы реагируете на них и справляетесь с ними. 

 

ФШ: Первые проблемы начались достаточно рано, сразу как только были начаты исследования эффективности процедур EMD и EMDR с использованием движения глаз и без него. Однако, часто делалось это некорректно. Эти первые исследования были оценены в 2000 году целевой группой Международного общества по исследованию проблем травматического стресса, и были сочтены неадекватными, так как в них использовалась неподходящая выборка людей и количество проводившегося лечения было недостаточно. Например, всего несколько травмированных ветеранов боевых действий, которые получили по две терапевтические сессии. Вместо групп, которые должны были состоять из 35 клиентов, в исследовании принимали участие группы по 7-8 клиентов. Степень достоверности тех исследований не выдерживала никакой проверки. Там происходило много странного и непонятного, потому что тогда не было золотого стандарта по проведению научных исследований. 

Например, был описан случай, когда интерн, который не имел никакого практического опыта, проводил исследование с несколькими травмированными ветеранами боевых действий. Супервизор оценил его работу как некорректную, но этот случай был опубликован в журнале поведенческой терапии как имевший отрицательный результат. 

Когда я спросила специалиста, возглавлявшего исследования, как могло такое получиться, что учитываются заведомо некорректные случаи, не прошедшие проверку, он сказал: «Ну, мы никогда не учитываем результаты проверок». Тогда я поняла, что все предыдущие десятилетия психологических исследований, реально ничего не говорят нам, потому что никто не проверял, что исследователь проводил терапию так, как это должно быть в клинической практике. 

 

БХ: И тогда Вы взяли на себя обязательство контролировать тот момент, чтобы люди, которые делают  исследования, были хорошо обучены и что результаты исследований надёжны. 

 

ФШ: Да. Слухи о том, что движения глаз являются фальшивкой, базируются на тех негативных исследований, но с тех пор... 

 

БХ: Проведено много исследований, проводились они по всем правилам, с подтвержденными результатами, хорошо спланированные исследования с привлечением специалистов, которые знали, как правильно работать в EMDR. 

 

ФШ: И только что был закончен новый мета-анализ, оценивший различные исследования, и окончательно показавший, что движения глаз добавляют свой вклад в процесс. Одно из исследований, подтвердило гипотезу о сходстве EMDR с такими же физиологическими механизмами, которые происходят во время быстрой фазы сна. 

12 других исследований подтвердили гипотезу, что билатеральная стимуляция оказывает влияние на рабочую память. Я считаю, что обе этих гипотезы истинны. Они просто вступают в силу в разные периоды в процессе терапии. 

 

БХ: Итак, процедура терапии была проверена и обоснована, до сих пор продолжаются исследования и идёт проверка новых гипотез. Обратимся теперь к обесцениванию Вашей работы. Когда говорят «это просто гипноз». Что вы отвечаете на это? 

 

ФШ: Ну, это просто. Нет. Это разные состояния мозга. Было проведено исследование, направленное на сравнение состояний мозга в процессе EMDR терапии и во время гипноза. 

 

БХ: Еще пример: это просто плацебо? 

 

ФШ: Не менее двух десятков рандомизированных исследований показывают, что нет. 

 

БХ: Это не обесценивание, но иногда EMDR объединяются с другой техникой быстрого лечения травматических заболеваний, которая появилась примерно в то же время и известна как «простукивания». 

 

ФШ: Эффекты совершенно разные, и у них нет исследований в поддержку этого сходства. 

 

БХ: Они сейчас только начинают заниматься исследованиями, но они не относятся к этому как к чему-то важному, вот что я хотел бы отметить. В самом начале Вы предлагали им сделать совместные исследования, но они отказались. Сказав, что у них нет к этому интереса и что им достаточно, что их метод хорошо себя проявляет в клинической работе. Им этого было достаточно. 

 

ФШ: Также можно увидеть отличие EMDR терапии в том, что вы получаете вербально выраженные подтверждения происходящим когнитивным изменениям и инсайтам непосредственно во время терапевтической сессии. Тревожное событие становится источником жизнестойкости. 

С помощью EMDR, как показывают исследования, за 3-5 90-минутных сессий 84% людей, страдающих ПТСР, развившимся в результате единичной травмы, удается избавить от всех симптомов. И эти изменения сохраняются неизменными в дальнейшем, так что возвращаться к этому больше не приходится. 

 

БХ: Так это взято из НЛП? 

 

ФШ: Ну, вы же знаете НЛП... 

 

БХ: Да, это так, и именно поэтому я могу говорить об этом. В НЛП я познакомился со следующей процедурой: когда человек описывает свою проблему, за его глазами внимательно наблюдают, а затем просят его делать глазами различные движения. Но когда я стал учиться EMDR, я понял, что там работает совершенно отличный алгоритм и работает намного эффективнее и гораздо более последовательно. 

Ну хорошо, как только Вы поняли, что это работает и начали проводить исследования, Вы сразу были ориентированы на кооперацию с различными благотворительными организациями, оказывавшими помощь людям в зонах стихийных бедствий и других массовых травм. Почему? 

 

ФШ: Помните, как я пришла к EMDR? Это произошло в результате того, что я заболела онкологией, так что мой особый интерес всегда был направлен на то, что может лучше помочь как можно большему количеству людей. Несмотря на то, что я была ориентирована на поведенческую терапию, которой я училась изначально, акцент мой был направлен не на научное сообщество, а на то, как можно помочь наиболее эффективно. Что можно сделать для этого? 

Мы начали некоммерческую EMDR программу гуманитарной помощи во время взрыва в Оклахома-Сити, потому что мы получили звонок от агента ФБР, который уже имел личный опыт EMDR терапии. Он сказал: «не могли бы вы сделать что-то? Профессионалы-психологи, помогающие здесь пострадавшим, мрут как мухи».

В то время, не было никаких эмпирически подтвержденных методик лечения ПТСР. Этот диагноз считался неизлечимым. И большинство врачей, которые были привлечены к помощи пострадавшим, не соблюдали никакой техники безопасности, выслушивали все эти пугающие рассказы и у них развивалась викарная травма. Мы вылетели группой добровольцев - врачей, сделали оценку потребностей, установили необходимые связи, и начали проводить бесплатное лечение спасателей и пострадавших. Затем мы начали проводить бесплатные тренинги для врачей в Оклахоме. Оценка этой программы показала 85% успеха после трех сеансов EMDR, что подтвердило исследования, ранее опубликованные в том же году Журналом Консультационной и Клинической Психологии, так что мы поняли, что мы делаем то, что нам нужно делать. В этот момент, мы создали гуманитарную программу помощи EMDR (HAP). 

 

БХ: Которая, с тех пор, стала помогать во время многих других мировых кризисах. 

 

ФШ: На Балканах, после 9/11, после ураганов Катрина и Сэнди, после цунами в Азии и т.д. И особенно прекрасно в этом то, что эти врачи жертвуют своим личным временем. Мы иногда финансируем проекты через различные фонды. Но мы чувствуем, что очень важно делать все, что мы можем. Мы также разработали разветвленную сеть помощи после травмы на всей территории США, которая хорошо сработала после таких событий, как стрельба в Ньютауне, взрыв бомб на Бостонском марафоне, пожары в Аризоне. Кроме того, все международные гуманитарные программы помощи от США и Ассоциации EMDR Европы вылились в подготовку специалистов в разных странах. Они создали свои собственные ассоциации EMDR, а потом, например, соответствующие национальные ассоциации объединились, чтобы создать Ассоциацию EMDR Азии около четырех лет назад. 

В Латинской Америке мы получили просьбу о помощи после урагана в Мексике. Врачи из Благотворительной организации США исследовали ситуацию и обнаружили целые школы травмированных детей, поэтому мы обучали местных специалистов, которые разработали протокол групповой работы в EMDR и опубликовали результаты своих исследований. Потом, когда произошло стихийное бедствие в другой части Латинской Америки, мексиканские врачи пришли им на помощь, и так это продолжает распространяться. Теперь есть Латиноамериканская Ассоциация EMDR. 

Мы обучили людей по обе стороны этно-политических разногласий. 

В некоторых местах, так сложилось исторически, что травма передается из поколения в поколение, и мы можем помочь остановить цикл страданий и насилия. Израильские врачи обучали палестинских врачей, и теперь они делают презентации на конференциях вместе, потому что боль одинакова с обеих сторон. Мы надеемся, что объединив достаточно усилий при лечении травм в различных популяциях, мы можем объединить людей так, чтобы эти общие знаменатели перевесили прошлые травмы. 

 

БХ: И тут я подхожу к последнему вопросу. Однажды, когда мы оба выступали на конференции, я сказал: «Вы путешествовали по всему миру, Вы написали эти книги, и Вы проделали всю эту работу... почему?» И Вы сказали: «я хочу создать мир во всем мире». А я ответил: «мир во всем мире, от махания пальцами перед глазами? Как это возможно?» Ты можешь рассказать об этом? 

 

ФШ: Если вы пытаетесь объединить людей вокруг стола переговоров, после того как они подверглись воздействию этно-политический конфликтов и войн, они не могут договориться, потому что постоянно всплывают живые воспоминания пережитых травм. Гнев и «ты – другой» там возникают автоматически. Если мы можем переработать это, то они смогут договориться и исправить положение. 

Например, на одном из тренингов, который мы проводили в Северной Ирландии, участвовали и католики и протестанты, вместе изучая метод. В конце концов, нам удалось растворить угрозу смерти, ощущавшуюся от ИРА, потому что народ смог увидеть причинно-следственные связи. Когда проходит обучение EMDR терапии, люди работают с собственным опытом, и тогда они понимают, что происходит. Сразу видно, что руководит нашими автоматическими реакциями. Они развивают больше сострадания к себе и к другим. Хотя результаты были весьма впечатляющими, там явно гораздо больше должно быть сделано. Очень много людей нуждается в такого рода помощи и существует огромное количество негативных психологических и физических последствий, в диагностике которых многие врачи ошибаются. 

 

БХ: Вы начали свою деятельность с собственного кризиса здоровья и стресса. Затем Вы пришли к EMDR, изучили как научные, так и практические возможности этого метода и захотели познакомить с ними мир, чтобы помочь облегчить страдания. Теперь у нас есть специально построенные организации, чтобы реагировать на глобальные ситуации. И теперь, если у нас получится создать сильную информационную волну, на гребне этой волны мы сможем создать пульсации мира и соединения.

 

ФШ: Да. И частью этой работы является проведение публичного образования на тему «что и как нами управляет».

Моя последняя книга «Когда прошлое становится прошлым» предназначена для непрофессионалов. Она позволяет понять с точки зрения терапии EMDR, как много нашей боли, вины и стыда является результатом непереработанных воспоминаний. Это вопрос физиологии. И от этого нельзя просто избавиться, «выкинув из головы» или «привыкнув». У каждого из нас есть встроенная система переработки информации, которая помогает разрешению разного рода вопросов. Но если эта система испытывает сильную перегрузку из-за высокого уровня беспокойства, воспоминание может застрять в мозге. И такие негативные эмоции, ощущения, убеждения родом из детства, остаются в нас блокированными, просто потому что отсутствует связь этих воспоминаний с чем-то более адаптивным. Не стыдно пойти к врачу, если вы сломали ногу. Точно также не должно быть ничего особенного в том, чтобы пойти к психологу на терапию для того, чтобы убедиться, что ваше состояние психического и душевного здоровья в норме. 

В книге описаны разнообразные проблемы, с тем чтобы люди могли понять динамику и типы событий, которые могли бы их вызвать. Я объясняю читателям, как они могут самостоятельно использовать техники самопомощи EMDR. И как отдельные события можно безопасно перерабатывать самостоятельно дома. Для многих посещение терапевта недоступно и многие не верят в терапию. Но эти техники самопомощи позволят им получить свой собственный позитивный опыт и приобрести понимание, которое поможет относиться с состраданием к себе и другим.

Доход от продажи книги будет направлен на развитие гуманитарного проекта HAP и Научно-исследовательского фонда EMDR. И это замечательно, что читатели смогут помочь и себе и другим людям в этом мире.

 

 

Please reload

Ближайшие события

V Российская конференция EMDR в Санкт-Петербурге

March 31, 2019

1/3
Please reload

Новости
Please reload

Archive